Олд Оса

О тексте

Написано 16 Jan 2011, размещено в рубрике Общее.

Поделиться:

«Пушкин, Евтюшкин, томил, раздавался»

“Ух, как хорошо, что я у вас! Ух, хорошо!” (рисунок А. Можаева)

Предыдущую часть читайте здесь.

Придумайте любое предложение с матюками в ПРАВИЛЬНЫХ местах, а потом лишите эту конструкцию «артиклей». Получится гораздо менее музыкально, менее ритмично. Таким образом, пользователи «артиклей» при помощи «внутреннего барабанщика» просто-напросто компенсируют неритмичность выстраевыемых ими фраз, то есть подсознательно потакают капризам филологического «слуха». При этом придется признать, что ВНУТРЕННИЙ филологический слух изначально заложен в каждом человеке. По крайней мере, чувство ритма.

Косвенным доказательством моей теории служит отношение простого «матерящегося» люда к стихам. Точнее, к рифмованию. Хорошую, настоящую поэзию эти люди в лучшем случае просто не читают, в худшем – категорически не признают, но такое отношение складывается из-за содержания. Образные системы и просто метафоры эти люди считают «клоунадой», недостойной «серьезного человека». Но зарифмованные истории принимают «на ура». Существуют целые пласты своеобразной стихотворной культуры: солдатская лирика, блатная лирика, частушки, поздравительный фольклор.

Опять же, не буду углубляться в рассуждения о том. Что считать поэзией, что – нет. Гоголь и Венедикт Ерофеев свои формально прозаические произведения (соответственно «Мертвые души» и «Москва – Петушки») назвали «поэмами». Но это уже – полуфилософские дебри. ФОРМАЛЬНО поэзия предполагает наличие ритма, задающего стихотворный размер, и рифмы, что, с точки зрения «контента», является чистой воды формальностью, не имеющей никакого прикладного значения. И если подойти к стихам с методической точкой зрения наперевес, получится, что таковыми их делает именно ритм и рифма. И то, и другое воспринимается на слух. Даже если человек читает стихи «с листа», внутри себя он их проговаривает, то есть СЛЫШИТ.

Не случайно, что читая, того же Шекспира, вы, с одной стороны, узнаете быт средневековой Европы в целом, с другой – перед вами предстает непосредственно великобритания, в частности. Потому, что британский поэт вложил в свои произведения именно национальные ритмы своего народа (иначе и быть не могло). Но чтобы это понять, нужно не просто попутешествовать по Англии, нужно еще и прочувствовать ритм народной речи – и ирландцев, и шотландцев, и жителей Лондона, а не только изучить сервис британских отелей или рассмотреть экспонаты исторических музеев. Ритм, заложенный в произведения поэтов, лучше всего постигать в оригинале, находясь в соответствующей национальной среде.

Таким образом, «потребление» поэзии, помимо удовлетворения интеллектуально-духовных потребностей (независимо от их уровня), просто ласкает слух – тот самый, внутренний филологический. Услаждает внутреннего барабанщика.

Константин АНДРЕЕВ

One Comment

  1. […] Читайте окончание. […]

Leave a Reply

Олд Оса

Свежие статьи

Недавние комментарии