Олд Оса

О тексте

Написано 03 Mar 2011, размещено в рубрике Что бывало.

Поделиться:

Советские «распутины»

Профессиональное обучение на заводе "Красный Путиловец". Ленинград. 1929 год.

Многие жители Ленинграда в 1928 году еще помнили времена, когда Григорий Распутин наводил шорох в петербургском свете. Казалось бы, приход к власти большевиков должен был навсегда оставить в прошлом некоторые неблаговидные явления, но порок, как оказалось, прорастает в любой социальной системе, и его приходится снова и снова жестко и решительно вырубать.

Чему учат процессы работников ленинградской биржи труда.

Только что закончившийся после недельного разбирательства процесс бывшего заведующего секцией чернорабочих ленинградской биржи труда Завражного вскрыл ряд вопиющих преступлений и ненормальностей по обслуживанию биржей безработных. Завражный, авантюрист с уголовным прошлым, отбывавший в дореволюционное время наказание за убийство, оказался вершителем судеб 75 тысяч безработных, состоящих на учете секции. Пьянства, кутежи, вымогательства с безработных и, наконец, предоставление работы женщинам за взятку «натурой», — вот те преступления, в которых он обвинялся на суде.

Завражный осужден и приговорен к лишению свободы на 10 лет. Одновременно приговор этот явился и предостережением администрации биржи в отношении постановки работы и тех порядков, которые не раз вызывали нарекания безработных. Ведь это уже не первый процесс, вскрывающий злоупотребления при посылке безработных на работу. Недавно за такие же преступления — вымогательства и принуждение женщин к сожительству, — был осужден заведывающий текстильной секцией биржи Селезнев, еще ранее в тех же преступлениях обвинялся заведывающий секцией металлистов Тимофеев и другие.

На процессе Завражного выяснилось, что о его «деяниях» безработные говорили открыто. Некоторые женщины, зная «слабость» Завражного, сами предлагали ему «взятку натурой» и получали работу. Но то, что не было секретом для безработных, о чем говорилось вслух, не дошло де сведения администрации биржи. Правда, секция чернорабочих находится в отдельном помещении. Это, конечно, — одна из причин, по которым «падишах» Завражный мог действовать безнаказанно в течение ряда месяцев. Но оказывается, что работа секции не ревизовалась как следует течение продолжительного времени – ограничивались лишь инструкторскими «налетами».

Не могут считать себя совершенно правыми в этой истории и союзы. Сколько жалоб на различные неправильности биржи слышится па собраниях безработных. Но не было случая, чтобы какой-либо союз после собрания удосужился проверить все эти жалобы. Даже в протоколах собраний они плохо фиксируются, а то, что зафиксировано, обычно остается достоянием союзных архивов. Если на заседаниях президиумов отдельных союзов и заслушиваются доклады «своих» секций, то секция чернорабочих ни перед одним, кажется, союзом ни разу не отчитывалась. А между тем на учете этой секции состоят десятки тысяч членов союзов.

Не следует закрывать глаза и на то, что разоблачения процесса вызвали неприязненное отношение безработных к бирже. На суде один из свидетелей говорил, что безработные после этих разоблачений терроризируют работников биржи, называют их взяточниками и прочее. Это явление также нельзя оставить без внимания. Нужна большая работа, как по организационным улучшениям, так и воспитательная, чтобы впечатления от процесса не имели нежелательных последствий. Словом, процесс этот должен послужить большим уроком на будущее время и для биржи, и для союзов.

А—РОВ.
“Труд”.
12 апреля 1928 года.

Leave a Reply

Олд Оса

Свежие статьи

Недавние комментарии